Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

СООБЩЕСТВО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ РОССИИ

Идея сообщества за­ключалась в том, что в него должны были войти предприниматели фирм, проработавшие на российском рынке не менее года, искренне стремящиеся к честному партнёрству, как по отноше­нию друг с другом, так и с теми, для кого они работают, а также со своим кол­лективом. Представители разных об­щественных формирований пыта­лись убедить меня, что на сегод­­няш­ний день предприниматели стали ­пас­сивны ко всякого рода объеди­нени­ям, что эйфо­рия веры прошла и что в разного рода объединениях, куда любой запросто может вступить, ­за­п­латив небольшие взносы, всё же членство ката­строфически уменьша­ется. Тем самым доказывали, что орга­низовать со­общество, при вступлении в которое повышаются требования как к личности предпринимателя, так и к самому пред­приятию, идея вообще абсурдная.

Узнав о моём приезде в Москву и о затеянном, пришёл на один из “круглых столов” мой старый знакомый — Артём Тарасов. Он подключился к работе над документами, сам написал обращения к предпринимателям России. Выложил несколько тысяч долларов, чтобы дос­тойно оформить документы и раздать их на собираемом ассоциацией съезде малых предприятий.

Но организаторы съезда решили не допустить раздачу таких материалов о сообществе, боясь, вероятно, конку­ренции с нашей стороны. Тогда секре­тариат и студенты рассредо­то­чились у входа в гостиницу Россия, стараясь вручить делегатам папки с докумен­тами. Они упорно стояли на холоде, отгоняемые милицией, решив­шей, что идёт какая-то торговля. Артём Тарасов всё же пронёс в Кремлёвский Дворец папку с документами, но, к сожалению, лишь небольшую часть.

Операция, на которую возлагались надежды, сорвалась. Организация сооб­­щества становилась невозможной. Дело в том, что для доведения инфор­мации до предпринимателей рос­сий­ских реги­онов об организации сооб­щества, его прин­ципах и структуре, требовалась сумма на типографские и почтовые расходы порядка пол­мил­лиарда, так как положительная реак­ция на предло­же­ние была у десяти процентов от полу­чивших материалы. Такой суммы не было. Из поступивших взносов руко­водство Лиги забрало часть суммы себе на аренду поме­ще­ний, так как другого источника дохо­дов у них не было. Видя, что проис­ходит какая-то заминка, Лига вообще прекратила выдачу денег на орг­расходы, несмотря на то что пере­числяемые пред­при­ни­мателями суммы предназначались именно для финан­сирования орграс­ходов.

Поступающие от предпринимателей средства руководство Лиги вынуждено использовать на хознужды. Стала за­держи­ваться зарплата секретариата сооб­щества. Мне пришлось уйти из Лиги, оставив там второй компьютер, при­обретённый на средства предпри­ни­мателей, вступивших в сообщество. “Как же так? — недоумевали сту­ден­ты, фактически за свой счёт подгото­вившие ряд компьютерных программ. — Мы делаем работу, которую и должна вы­полнять согласно своему уставу, эта общественная организация, а нас рас­ценивают как арендаторов, и плевать им на предпринимателей”. У аппарата Лиги были свои аргументы: “За аренду помещения нужно пла­тить”.

Я попытался с остатками секре­та­риата продолжить работу от проф­со­юзов предпринимателей, но ситуация повторилась.

И тогда я, позна­комившись с рядом общественных объединений, вдруг увидел, что все они имеют названия, но не имеют членства, похожи на “диванные партии” и заняты лишь нуж­дами самого аппарата. Это не относится к ассоциации фермерских и крес­тьян­­ских хозяйств, возглавляемой В. Баш­мач­никовым. Может быть, ещё к кому-то, но в основном это так.

В России нет на сегодняшний день общественной организации, объединя­­ющей серьёзное количество предпри­нимателей, а существующие похожи на “диванные партии”. Причины? Среди прочих считаю и обез­личенность взносов.

Почему-то каждый раз создаётся какой-то руководящий орган, который впоследствии начинает выступать от имени предпринимателей, при этом не советуясь с большинством.

Я ушёл из профсоюзов, остался без средств связи и каких-либо средств к существованию. К этому времени Артём Тарасов уехал в Лондон. Он пытался баллотироваться в президенты России. Ещё при сборе подписей затратил нес­колько миллиардов рублей, но, когда Центризбирком забраковал большую часть подписей, Артём вынужден был заняться поправкой собственных дел.

Москвичи, работавшие в секретариате и не получающие никакой заработной платы, вынуждены были покинуть его.

Я остался один. Вернее будет сказать, подумал, что остался один. Но начатое дело не собирались оставлять три москвича студента: Антон, Артём и Лёша. Антон из своих средств, собираемых к отдыху на каникулы, оплатил месячную квартплату снятой для меня квартиры. Они ждали и хотели, чтобы я искал и нашёл выход из создавшегося положения и продолжил работу над созданием сообщества. Их захватила сама идея. Они верили в неё. Но я видел лишь тупик. В такое время и подоспела весть из Новосибирска.