Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

ГДЕ ТЫ, АНГЕЛ – ХРАНИТЕЛЬ?

Хроника событий прожитой жизни вела к детству. Воспоминания дошли до момента, когда я с деревенскими малышами играл на песке, потом остановились. В Душе была непонятная тревога. Ни одно событие всей прожитой жизни не вызвало положительных эмоций, чувств, похожих на те, которые были во мне утром, после проведённой с Анастасией ночи. И тех, которые она показывала, подстроив к ритмам биения моего сердца ритмы ок­ру­жающей природы (я описывал эту ситуацию в главе “Прикосновение к раю”). Но я считал, что эти прекрасные ощущения были созданы во мне только Анастасией, они не мои. Они искусственны, подарены Анастасией. Я непроизвольно сопоставлял их с тем, что было в моей жизни, и не находил аналогов. Ещё и ещё раз гонял вос­по­ми­­нания из своей жизни, словно киноплёнку, туда и обратно. Все события были связаны со стремлениями достичь чего-то, получить. Получал очередное желаемое, а удовлетворение не наступало. Вместо этого новое желание... И последние годы жизни, когда окружающие считали, как здорово у меня всё проистекает, вызывали ещё большее смятение. Приобретение машин, женщины и банкеты, подарки и поздравления — казались пустыми и ненужными.

Я резко встал и то ли сам себе, то ли Анастасии с раздражением выговорил:

— Нет в жизни человека этих исце­ляющих ощущений! По крайней мере, в моей их нет. Да и у многих других они могут не отыскаться.

Анастасия тоже встала и спокойно заметила:

— Тогда тебе как можно быстрее необходимо сотворить их.

— Да что же такое сотворить нужно? Что?

— Сначала необходимо осознать, в чём большая значимость, смысл? Ты жизнь свою сейчас просматривал. Но, даже имея возможность анализировать, смотреть на неё как бы со стороны, всё равно не смог заметить значимого. Всё за привычные, в твоём по­нятии, ценности цеплялся. Скажи, в ­какой ситуации тебе хотя бы удалось приблизиться к ощущению счастья?

— Были две ситуации, но что-то помешало ощутить их полностью сча­ст­ливыми.

— Что же это за ситуации?

— Ещё в начале перестройки мне удалось получить в долгосрочную аренду теплоход. Это был лучший пас­сажирский теплоход в Западно­сибир­ском речном пароходстве. “Михаил Калинин” — его название.

Бумаги на долгосрочную аренду теп­лохода оформлены. Я еду к причалу, стоит он — красавец, и я первый раз ступаю на палубу своего теплохода.

— А радостные ощущения твои намного усилились, когда ступил ты на палубу?

— Понимаешь, Анастасия, в нашей жизни много разных проблем. Когда вошёл я на теплоход, меня встретил капитан.

Пошли мы в его каюту. Выпили по бокалу шампанского. Разговаривали. Капитан сказал, что надо срочно трубы промывать водоводные, а то сан­эпи­демстанция разрешения на выход в рейс не даёт. И ещё сказал капитан...

— И погрузился ты, Владимир, в заботы и проблемы, связанные с работой теплохода.

— Да, погрузился. Много их было.

— Искусственно созданная материя, механизмы разные тем и характерны, Владимир, что больше проблем приносят, чем радости. Иллюзорна и помощь их человеку.

— Не согласен я с тобой. Сами по себе, может быть, и создают механизмы проблемы — ремонт требуется, обслуживание. Зато с их помощью можно добиться многого.

— Например, чего?

— Даже любви.

— Над Истинной Любовью, Владимир, не властны искусственно созданные предметы. Даже если бы все в мире они принадлежали тебе, только с их помощью ты не смог бы заполучить истинной Любви даже одной женщины.

— Да ты просто женщин наших не знаешь. А рассуждаешь. Я вот добивался.

— Чего добивался?

— Любви, запросто добивался. Женщину я одну любил очень сильно. Не один год любил. А она со мной не очень-то хотела пойти куда-нибудь, уединиться. Когда теплоход у меня появился; я пригласил её на теплоход и она согласилась. Представляешь, как было здорово?! Сидим мы с ней одни за столом в баре теплохода. Шампанское, вино великолепное, свечи горят, музыка — и никого. Одни мы в пустом баре моего теплохода. Только она ­передо мной. Отправил я теплоход, никого на борт не взял, чтобы с ней ­побыть наедине. Теплоход идёт по реке. В баре звучит музыка. Я на танец её пригласил. Фигура и грудь у неё великолепные. Прижал я её к себе, и ­забилось радостно сердце, и поцеловал её в губы!

Она не отстранилась и тоже меня обняла. Ты понимаешь? Она была рядом со мной, я мог её трогать, целовать. Всё это благодаря теплоходу, а ты говоришь — одни проблемы.

— А дальше, Владимир, что с тобой произошло?

— Неважно.

— Всё же вспомни, пожалуйста.

— Говорю тебе неважно это. Не имеет значения.

— Можно я расскажу, что произошло там, на теплоходе, с этой молодой женщиной и с тобой?

— Попробуй.

— Ты много выпил спиртного. Ты специально старался выпить как можно больше. Потом положил перед ней ключи от своей каюты, великолепных своих апартаментов, а сам спустился в трюм. Ты спал почти сутки в маленькой матросской каюте. И знаешь почему?

— Почему?

— Наступил момент, когда ты увидел на лице любимой тобой молодой женщины странное выражение и отрешённую улыбку.

Интуитивно, ещё неосознанно ты понял — она, твоя любимая, мечтала: “Как бы счастлива я была, если бы за столом в баре этого теплохода напротив сидел не Мегре, а мой любимый”. Любимая тобой женщина мечтала о другом, о том, кто нравится ей. Она мечтала, чтобы не ты, а он владел этим теплоходом. Вы были во власти мёртвой материи, связав с ней свои живые чувства, стремления и убивая их.

— Не продолжай, Анастасия. Мне неприятны эти воспоминания. И всё равно, теплоход сыграл свою роль. Мы с тобой встретились благодаря теплоходу.

— Событийности настоящего строят предшествующие чувства и порывы Души, только они влияют на будущее. И только их разбег, их крыльев взмах отражается в небесных зеркалах. И ­отразятся в событийности земного ­бытия только их порывы и стремления.

— Как это понимать?

— Нашей встрече могли предшествовать многие стремления твоей и моей Души, может быть, даже наших далёких и близких родителей. Может быть, это сделал только один порыв вишенки, растущей на огороде твоего загородного дома. Но не теплоход.

— При чём тут вишенка на моём огороде?

— Много раз просмотрев свою жизнь, ты не придал никакого значения этой вишенке и чувствам своим, с нею связанным, а именно они явились главным событием последних лет твоей жизни. На твой теплоход Вселенная не реагировала. Подумай, ну что может значить для Вселенной примитивный, тарахтящий, не умеющий мыслить и самовосстанавливаться механизм?

А вишенка... Маленькая сибирская вишенка, для которой ты даже места не оставил в своих воспоминаниях, взбудоражила просторы вселенские, изменила ход событийностей, связанных не только с тобой и со мной. Потому что она живая и, как всё живое, неразрывно связана со всем мирозданьем.